Язык твой — враг мой. Как в 2021 году языковой вопрос определит будущее Украины

Автор: Алина Бузова

Напряжение вокруг языкового вопроса растет. Несмотря на то, что 48,8% украинцев считает русский язык историческим достоянием Украины, которое нужно развивать, а 84% сообщений в украинских соцсетях написаны на русском языке — власть продолжает курс тотальной украинизации.

Бизнес → Бізнес

С 16 января 2021 года вся сфера обслуживания должна перейти на украинский язык. Языковой омбудсмен Тарас Креминь подчеркнул, что в супермаркетах, интернет-магазинах, кафе, банках, аптеках, библиотеках, на АЗС, где бы ни был потребитель — обслуживание должно быть на украинском.

Он уточнил, что персональное обслуживание может осуществляться на другом языке — но только по просьбе клиента. «В случае нарушения твоих прав на получение информации и услуг на украинском языке обращайся к Уполномоченному по защите государственного языка», — резюмировал Креминь.

В ответ на введение новых правил был зарегистрирован законопроект №4528, предлагающий отменить штраф (6800 грн) за непереход представителей сферы обслуживания на украинский язык.

Один из 27 соавторов законопроекта — народный депутат Максим Бужанский, который считает нововведение нелепицей: «Это абсурд, бизнес обязан только платить налоги, и ничего больше, остальное регулирует рынок», — подчеркивает нардеп.

Но рыночное саморегулирование, как и право на самоопределение, сейчас не в приоритете.

Лоббируют все те же

Устремления власти поддержало четверо артистов и ряд активистов организации «Мова об’єднує». Они записали короткие видео в поддержку закона о функционировании украинского языка как государственного, согласно которому и вводятся новые ограничения.

Среди известных украинцев инициативу поддержали лидер группы Kozak System Иван Лень, актеры Ирма Витовская-Ванца и Юрий Дьяк, а также актер и режиссер Ахтем Сеитаблаев.

За техническую и информационную поддержку языковой омбудсмен в частности поблагодарил «Эспрессо-TV». Напомним, что в эфире этого телеканала журналист Виталий Портников назвал Анатолия Шария «кремлевском проектом», а также сообщил, что медиаэксперта используют «российские хозяева».

Тогда Шарий подал иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Вместо того чтобы доказать обоснованность навешивания подобных ярлыков, канал отмахнулся, что проект — совокупность документов, необходимых для строительства, а Кремль — внутренняя крепость в городах древней Руси.

Основной организатор видеофлешмоба — общественная организация «Мова об’єднує». В числе участников ее форума мы видим все того же Виталия Портникова. Он же фигурирует в различных заявлениях организации. Соседствует он с такими персонами, как Евгений Карась, главой праворадикалов из «С14» — организации, активистов которой подозревают в убийстве журналиста Олеся Бузины.

Также в списке есть Александр Войтко, представитель «Союза ветеранов войны с Россией». Напомним, что в прошлом году на поддержку этого союза выделили 897 680 грн, из которых 718 340 грн — из госбюджета. Такие крупные суммы нужны, например, на оплату услуг юристов — по 900 грн в час, а еще на аренду пяти ноутбуков за 122,5 тыс. грн, как следует из документов с обоснованием расходов.

В числе сторонников организации «Мова об’єднує» есть представители «Гражданского Сектора Евромайдана», «Движения сопротивления капитуляции» и других объединений с заявленной деятельностью в качестве патриотической, а также ветераны «войны против России». Там же засветилась бывшая и. о. главы Минздрава Ульяна Супрун, покинувшая Украину 4 января, если верить заявлениям СМИ.

Язык твой — враг мой. Как в 2021 году языковой вопрос определит будущее Украины - 1 - изображение

Таким образом мы снова видим те же лица, которые годами навязывают огромной и культурно многообразной стране, что есть только одно «правильное» мировоззрение, только один «правильный язык».

Что стоит ожидать в 2021

Конфликт нарастает. Звучат заявления о том, что украиноязычные дети имеют особую «плату» в мозгах. Поступают жалобы на русскоязычного профессора, который считает, что «два языка — одна нация, один язык — руина». Разгораются скандалы вокруг музыки на русском языке, звучащей в ресторане. А в Чернигове участница АТО отказывается обслуживать «сепаратистку» — клиентку кофейни, поинтересовавшуюся причиной и смыслом нахождения красно-черного флага в кафе.

Что будет дальше? С одной стороны, мы имеем власть, которая поддерживает принудительную украинизацию. Пока что она не касается языка, на котором украинцы общаются на кухне, но под прессингом праворадикалов можно ожидать усиления давления.

С другой стороны, при детальном изучении оказывается, что продвижением этих идей занимаются все те же ультраправые и прочие связанные между собой «патриотические» организации, коих стало десятки за последние годы. Это ограниченный круг лиц, который рулит процессом.

За кавычки оказались вынесены сами украинцы. Их интересы, мнение и потребности. Например, стоит ли ожидать каких-либо положительных изменений в стране после того, как потратят почти миллион гривен на появление украиноязычных аудиогидов в музеях мира?

Или, например, от предложения Института языкознания Украины пользоваться новыми украинскими словами: «дієвказ» (инструкция), «світляр» (фотограф), «бездріт» (вай-фай), «накладанець» (бутерброд), «виднограй» (клип). Впрочем, эта новость хотя бы способна вызвать улыбку, в отличие от регулярных известий о новых стычках на языковой почве.

Пока что нет предпосылок к урегулированию ситуации. Напряжение в связи с делением украинцев на сорта в зависимости от выбора языка приведет к электоральному расколу. Получается, что власть оказывает себе медвежью услугу: претворяя в жизнь якобы желания украинцев, она отталкивает от себя их большинство и провоцирует становиться сторонниками оппозиционных сил.
Источник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *